Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:57 

Tender
кофий, морфий, преферанс
Меня вчера сломала Ксения Собчак.
Это, кстати, уже не первый результат ее тлетворного влияния: благодаря Ксении я стала богаче на тональный крем, крем для жопы и Донну Тартт. Три из трех, были все основания довериться. Короче, русский рэп у меня раньше ассоциировался с похожей на лобок головой Тимати, и когда славу баттлам запели люди, вкусу которых довериться можно, я сделала лицо куриной жопой, закатила глаза и принялась думать о падении нравов. Никогда я еще так не ушибался. Не, то есть сам баттл на любителя, это, конечно, давняя и очень энергогенная для публики традиция, стенка на стенку, переписка Грозного с Курбским, комедия дель арте с этими их непременными потасовками, и можно понять, что там обаятельного, но нет, не работает, сразу отторжение, как от любого адреналина и скандала, а вот через 15 минут пошла гуглить сольное творчество Оксимирона и сия пучина поглотила.
Оксимирон делает с русским языком то, что делает Питер Фокс с немецким, что Эминем делал (или делает? как он там поживает?) с английским: что-то среднее между прозой с лукавой ритмической игрой звуками (кармен-карман-кармин-аминь), пением средствами доступного любому аппарата и игрой с ритмом, который навязывается на физиологическом уровне. Только, как оказалось, слушая рэп на своем языке, получаешь дополнительную возможность утонуть в аллюзиях и зацепиться за все крючки бытовой детали, которые в текст вставлены. Это Лабутены, которые написал Бунин и исполнил печальный демон, дух изгнанья. Как же он ужасненько обаятельно дает слушателю конфету: смотри, я умный, ты тоже умный, если понял. Вот это действительно мастерство: сделать вещь сложной и многослойной, но так, чтобы хватило для каждого, чтобы не было сложно рыбам, не было этого вот вакуума для тех, кто хочет от текста сильных эмоций, а не Сенеки, чтобы все заносчивые дурачки вроде меня тоже ощутили себя пиздец интеллектуальными и эрудированными, и чтобы при этом все рюшки и финтифлюшки не загораживали смысл, понятный каждому. Найти такую тему, которая зацепит каждого. Найти голос, которым ее нужно рассказать. Я вот никогда так не умела, у меня брабантские кружева толщиной в жопу носорога закрывают даже не отсутствие смысла - нежелание самой себе в этом смысле признаться. Зависть, чернейшая зависть, и восхищение. У него, у паскуды, по нескольку предложений без единого прилагательного, и чтобы нам так жить, как они при этом выразительны; но как, Холмс, как?
А еще с подростковых времен успела забыть, какая же атомная электростанция ритмичный рифмованный текст, особенно когда он про социальные проблемы, как здорово запитаться от этой ненависти, сколько калорий она сообщает.
Социальная лирика Пушкина. Вольнолюбивая. Не могу, жениться хочу на этом треке.



По наводке читаю "Эгипет" Кроули, сладкое чувство сопричастности: герой деятельно обдумывает, как потратил бы три желания, если бы они ему достались от джинна. Все детство! Вся юность! Да до сих пор, елки-палки :inlove: А вы бы как? Я вот обычно заказываю талисман, который исполняет желания в неограниченном количестве, самым первым пунктом, и ухожу в дебри формулировок, чтобы за эти желания ещё ничего не было,чтобы все были живы, здоровы, дееспособны, богаты и счастливы, и так далее. И сатана где-то там, наверное, уссывается; на него работают лучшие юристы.

@темы: Телевещание, Своего собственного мнения Дамблдор не разделял, Душепоносливость

01:05 

lock Доступ к записи ограничен

menthol_blond
Стюардесса фэндома. Полезное ископаемое
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:08 

lock Доступ к записи ограничен

Кацудно
Живем на дне, но скоро пробьем и его.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

08:43 

lock Доступ к записи ограничен

svoboda_09
Спасибо фандому, любимым авторам, всему, что нам запомнилось и когда-то было свежо и прекрасно, и вообще нафиг изменило нашу жизнь!(С)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:09 

lock Доступ к записи ограничен

Bats
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:13 

Двадцать четвертая неделя (12-18 июня)

Голландская рулетка
«Правил писательства всего два. Первое: птица за птицей. Второе: отвратительные черновики».

Елена Трускова перевела с английского выступление Энн Ламот для TED. У видео пока нет субтитров, только интерактивный транскрипт, но это очень трогающее выступление.

ЭНН ЛАМОТ. ДВЕНАДЦАТЬ ВЫВОДОВ О ЖИЗНИ И ПИСАТЕЛЬСТВЕ

Моему внуку семь лет. Когда он просыпается в хорошем настроении, я слышу: «Знаешь, бабушка, это может быть самый лучший день в моей жизни». А иногда он пробирается ко мне ночью и спрашивает, дрожа: «Бабушка, а ты можешь заболеть и умереть — или нет?».

Пожалуй, это описывает всю канву жизненного опыта для меня — и для большинства моих знакомых. Жизнь как салат из приятного ожидания и горечи.

За пару дней до моего 61-го дня рождения я села и записала, что я к этому возрасту знаю наверняка. В новостях так мало правды, что мне приятно быть хоть в чем-то уверенной.

Скажем, моему телу больше не 47, хотя я себя внутри до сих пор чувствую как раз на столько. Мой друг Пол ближе к восьмидесяти говорил, что чувствует себя молодым человеком, с которым случилось что-то плохое.

Моё «Я» не принадлежит времени и пространству. По документам я родилась в 1954 году. Но моё внутреннее, настоящее «я» — не привязано к этой дате. Моему «я» нисколько лет. Ему столько лет, сколько мне когда-либо было (хотя было бы неплохо вернуться в шестидесятые и посоветовать себе не злоупотреблять загаром).

В наши дни чувство переполненности информацией, которой нельзя доверять, мучает всех и каждого. Поэтому мой список того, в чем я совершенно уверена, может поддержать как меня, так и вас.

читать дальше

Рулетка запускается!


00:37 

lock Доступ к записи ограничен

Emma Frost
это не хаос, это барокко
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:02 

lock Доступ к записи ограничен

svoboda_09
Спасибо фандому, любимым авторам, всему, что нам запомнилось и когда-то было свежо и прекрасно, и вообще нафиг изменило нашу жизнь!(С)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

05:53 

Доступ к записи ограничен

QVall
Ночь. Дайри. Пикспам.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:20 

Доступ к записи ограничен

QVall
Ночь. Дайри. Пикспам.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:34 

Доступ к записи ограничен

QVall
Ночь. Дайри. Пикспам.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:36 

Доступ к записи ограничен

QVall
Ночь. Дайри. Пикспам.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:03 

Доступ к записи ограничен

QVall
Ночь. Дайри. Пикспам.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:12 

lock Доступ к записи ограничен

От НЦ-17 и выше
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:47 

Ещё немного о Логане

andre;
Царь в ужасе кричит: «Что я наделал? Зачем основал этот блядский город?!»
В четверг я должна была пойти к психоаналитику, но отложила встречу из-за премьеры «Логана». Вообще-то мы не обсуждаем эту часть моей жизни — фандом, супергерои, увлечение мифологическими сюжетами. Я рассказывала о том, что много пишу и что писанина давно стала неотъемлемой частью меня — чем-то, без чего жизнь не является жизнью. Но тему фанфикшена не затрагивала, потому что она не причиняет мне боли, страха и проблем, то есть это не то, над чем я хотела бы работать с терапевтом.
Но в пятницу я всё-таки дошла до кабинета психоаналитика, села в кресло и вдруг сказала:
— Знаете, я не пришла к вам вчера из-за Росомахи.

Читать дальше

@темы: Смыслы, XXX-men, X-men и РПС

20:58 

lock Доступ к записи ограничен

Фесты на льду
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:47 

Доступ к записи ограничен

[Natsuno Tori]
[Хочу уехать в штаты по программе "Drink and travel"]
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

02:35 

нейромифология

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Мойры — странный народ, нет нынче такого сплава:
Делят глаз на троих, как люди — вино и славу.
Если будешь умён, подманишь их чудесами,
То научат смотреть на то, что увидят сами:

Шепчет старшая, в тонких пальцах вращает око,
«Вижу, вижу места, где было не одиноко,
Где ты был — молодой и легкий, беспечный, светлый,
Как вокруг собирал весёлых, родных, бессмертных.

Как шумела вода, как волны ласкали ступни,
Как вам было всё пьяно, просто, легко, доступно,
Каждый камешек, вечер, блик превращался в рифму,
Темнота с тишиной еще не кружили грифом.

Дай мне нить, что сплетает дни твои ожерельем,
Я её сохраню от боли и сожаленья.
Больше новое и чужое не грянут стражей —
Будут август, и двадцать лет, и закат на пляже».


С нею средняя — глаз баюкает, как младенца:
«Вижу то, что настанет. то, от чего не деться:
Вот грядущее ждёт, пьянит, как хороший Чивас
Где сошлось и сбылось, придумалось, получилось —

Ты нашел человека, мир утонул в уюте,
Вы купили собаку — или нашли в приюте,
Твои книги скупают адскими тиражами,
Маме век никакие страхи не угрожали.

Дай мне ниточку, нить, единственное святое —
Я наполню её спокойствием, красотою.
Сохраню в янтаре реликвией, хрупкой брошью,
До счастливых времён, до радостных, до хороших».


Третья — острый клинок, не голос — ветра и глыбы:
«Вот сложилось бы по-другому, и ты бы, ты бы…
Несвершённое злит и колет, как будто жало,
Сколько мог — да вот что-то, видимо, помешало.

Умотал за границу б, занялся бы вокалом,
Рисовал бы наверно лучше, чем Фрида Кало,
Больше бегал — и был бы мышцы сплошные, жилы,
Промолчал бы — и вы б, наверно, еще дружили.

Дай мне ниточку, нитку, деревцо в урагане,
Да не тронута будет временем и врагами.
Просвечу миллион миров сквозь тебя, как призму,
Где ты смел и уверен, радостен, важен, признан».


Ожидают втроем — сплошь мрамор и тёмный вереск,
Ждут, кому поклонюсь, достанусь, приду, доверюсь,
Я качаю лишь головой — мол, какого чёрта,
Прохожу мимо них, и молча иду к четвертой.

Самой юной, слепой, мерцающей, как химера,
Недостойной трудов Платона и книг Гомера,
Вот молчит, не речёт себя ни святой, ни вещей,
Но дашь руку ей — и увидишь простые вещи:


… Солнце щурится в окна заспанным партизаном,
Покрывает дома расплавленным пармезаном,
Лёд искрится, шипит и щёлкает, как кассета,
Все окрестные псы лежат в океанах света.

Тащат граждан трамваи, бабушки — их баулы,
Птицы держат свои почетные караулы,
Пахнет ранней весною музыка из колонок,
(Твои волосы — моим старым одеколоном).

Мир течет по ладоням — дикий, необъективный,
Не найти для него ни линзы, ни объектива,
Не запрятать на праздник, не загрузить на плеер,
(Ты смеешься, и в мире нет ничего теплее).


Страх — живучая, старая, хитрая барракуда,
Но стихи продолжают шпарить из ниоткуда,
И творят настоящее — терпкое, как корица,
Драгоценное тем, что больше не повторится.

Потому то и тянемся — сквозь темноту и ужас,
Собирая капканы, раны, занозы, лужи,
Сквозь морозы и страхи, войны, раздоры, моры —
Хрупкой тоненькой нитью в белых ладонях мойры.


Пусть прядет. Неумело, слепо и отрешенно —
Значит, нету вещей предсказанных и решенных.
Значит жизнь моя — бледный лучик на тонкой спице,
Уж какая стряслась, на что-нибудь да сгодится.



@темы: заклятья, storytelling

21:29 

lock Доступ к записи ограничен

Фесты на льду
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:18 

Доступ к записи ограничен

[Natsuno Tori]
[Хочу уехать в штаты по программе "Drink and travel"]
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Phantom time

главная